В магазин с аквалангом?

25.11.2008
Просмотров: 4655

Торговый центр на Нижневолжской набережной периодически будет становиться аквариумом

«МК в Нижнем» уже писал о назревающем скандале по поводу застройки Нижневолжской набережной (см. «МК-НН» № 44). Вкратце суть конфликта между депутатами Городской думы и застройщиком такова. Чтобы начать строительство торгово-туристического комплекса на набережной, депутаты в свое время изменили зонирование территории. Раньше эта зона считалась рекреационной (должна была использоваться для отдыха горожан), и чтобы построить здесь центр, нужно было перевести ее в разряд деловых, что депутаты Городской думы и сделали. Однако когда началось строительство, выяснилось, что то ли депутаты не поняли, как в итоге будет выглядеть центр, то ли им не тот проект показали, то ли показали, но не полностью. Камнем преткновения стала высота выходов из торгового центра, коих запланировано четыре. Два круглых, расположенных по обе стороны Речного вокзала, и два прямоугольных – у Канавинского моста и напротив Зеленского съезда. Больше всего копий сломано вокруг последнего, так как именно он входит в «зону притяжения» кремля и площади Народного единства.

В итоге думцы создали комиссию и стали выяснять – что же там будет все-таки построено, какой ущерб может быть нанесен исторической застройке и нельзя ли чего изменить, пока не поздно. «МК в Нижнем» попытался разобраться в ситуации, устроив заочную дискуссию заинтересованных сторон.

Центр vs порт

Первое слово мы предоставляем патриарху нижегородского градостроительства, почетному члену Российской академии архитектуры и строительных наук Вадиму Васильевичу Воронкову. С 1966 по 1986 годы он работал главным архитектором города. Сегодня является членом градостроительного совета Нижнего, и в ранге профессора преподает в ННГАСУ.

- Размещение на набережной торгово-развлекательного центра генеральным планом никогда не предусматривалось. И не предусмотрено проектом планировки центрального района города.

Полоса от Канавинского моста до девятого причала всегда была зоной речного пассажирского порта. В советское время причальной стенки многочисленным теплоходам не хватало. О размещении здесь чего-то другого не могло быть и речи. Узкая длинная полоса, где, дай Бог, можно было как-то организовать работу с пассажирами. Это же особая категория людей. Они на теплоходе расслабились, потеряли остроту восприятия окружающего, не опасаются транспорта. Было немало ДТП с гибелью людей. Глубина территории пассажирского порта невелика. А здесь нужно не просто посадить-высадить пассажиров, но и погрузить какие-то товары. А тут торговый центр! Кроме того, набережная была и исторически, и по генплану местом променада.

Можно сказать, что получилась каша: в узкую, сложную по функциям полосу причального фронта и примыкающей к ней эспланады воткнули торговый центр. Это, повторюсь, будет не подарок городу, и с точки зрения архитектуры негативно повлияет на его исторический облик.

С другой стороны, здесь будет совершенно ненужное притяжение людей, машин. Там, где сам по себе уже идет оборот пассажиров. Никому из градостроителей и в кошмарном сне такого не снилось.

Впрочем, насколько я понимаю, депутатов не беспокоит само сооружение. И вряд ли от строительства откажутся. Но то, что входные павильоны надо изменять – очевидно. И по высоте, и по массе они очень неудачны. Строго говоря, архитектуры там нет. Они не несут в себе художественного начала. На кровле центра лес торчащих вентиляционных труб. Это украшение?

Кроме того, градостроителю нельзя жить сегодняшним днем, нужно думать на перспективу. Уверен, что пассажирское судоходство будет развиваться. И мы закладываем будущие проблемы.

Есть, кстати, и еще один момент. В 1926 году во время паводка вода на месте нынешнего строительства поднялась до отметки 75,6 метра. По Рождественской плавали на лодках. Что будет в этом случае с торговым центром? А в случае прорыва дамбы на Горьковском водохранилище волна прорыва в районе набережной достигнет отметки 79 метров.

Безыдейный проект

Известный нижегородский краевед, профессор кафедры ЮНЕСКО ННГАСУ Татьяна Павловна Виноградова также категорически против торгового комплекса на Нижневолжской набережной.

- Когда я посмотрела проект, то увидела на уровне площади Народного единства куб.

Вообще, идея создания набережных пришла в Россию из Европы. Набережные везде строились для отдыха людей: набережная Круазетт в Каннах, Гаванская набережная, набережные в ЮАР, в Майами. Никому в голову не придет между набережной и морем построить торговый центр на самом берегу. А мы эту идею переворачиваем, создавая, по сути, улицу, которая отгораживает набережную от людей.

Мы уже допустили один градостроительный ляп на речном фасаде города. Не пожалели императорский Александровский сад, созданный лучшими специалистами своего времени в стиле английского пейзажного парка. Там поставили гостиницу «Александровский сад». Это все равно, что, скажем, Ширак захотел бы построить в Версале под Парижем отель и назвать его «Версаль».

И с набережной мы сегодня продолжаем поступать в том же ключе. Нам природа такое прекрасное расположение города подарила. Набережные верхняя, нижняя как культурный ландшафт могут претендовать на памятник всемирного наследия, а мы их гробим.

И еще печально видеть этот проект потому, что сейчас памятник Минину и Пожарскому и восстановленный храм стали визитной карточкой города. И мы теперь понимаем, что торговый центр «Муравей» – градостроительная ошибка. Он выпадает из архитектуры площади Народного единства. И тут же рядом строим еще такой же!

Нужно делать то, что выгодно городу и интересно горожанам. А не то, что нужно застройщику. Этот проект прошел через всякие обсуждения, но горожане о нем вообще не знают. Я его сама в первый раз увидела перед заседанием комиссии гордумы.

Нужно знакомить горожан с такими проектами заранее, обсуждать их. Есть для этого и Общественная палата. Журналисты должны видеть этот проект, быть в курсе дела.

Три составные части

Третий участник дискуссии - Ирина Святославовна Агафонова, главный архитектор НИП «Этнос» и тоже преподаватель ННГАСУ.

- Торговый комплекс - это проект Сергея Александровича Тимофеева, одного из ведущих и известнейших наших архитекторов. Сомнений в его качестве нет, сомнения в другом: зачем это место таким образом выделили?

У этой проблемы есть несколько аспектов. Первый – принципиальная возможность строительства на этом месте, второй - параметры строящихся объектов и третий – собственно архитектура.

В 2005 году, когда делали опорный план города, мы записали территорию Нижневолжской набережной в потенциальное достопримечательное место – Нижний Посад, отмечая именно архитектурные качества. Это одно из редких и немногих мест в нашем городе, которое практически завершено градостроительно и почти не имеет неудачных советских включений. Здесь почти законченный градостроительный ансамбль. Не хватает одного – благоустройства самой набережной.

Под землей там вполне могут быть и торговля, и кафе, и автостоянки для транспорта. Поэтому в наши предложения по градостроительным регламентам Нижнего Посада, мы включили подземные сооружения с практически незаметными снаружи выходами, которых должно быть немного, и они не должны превышать высоты, по-моему, пяти метров. На наш взгляд, это могло бы дополнить сегодняшнюю картину и ее украсить, особенно если эти выходы сделать не просто тупыми стекляшками, а придать им архитектурный облик. Стоят же на линии ближе к реке два здания - «Бизон» и «Плакучая Ива» - и нисколько не портят общую картину. Так и выходы из подземных сооружений могли быть такого плана, только меньше.

«Портить они ничего не должны!»

Защищает проект его автор, член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук, заслуженный архитектор России, профессор ННГАСУ Сергей Александрович Тимофеев.

- Выходы из центра на набережную достаточно маленькие по размерам. Высота у них со стороны улицы в два этажа – очень человеческий масштаб. А один этаж – это коттеджик или киоск. По регламенту мы должны были спроектировать выход не выше второго этажа противоположной стороны набережной. Размеры регламента мы выдержали, и портить они ничего не должны.

Мы делаем композицию, где Речной вокзал как бы центральная доминантная форма, а к ней симметрично два акцента – круглые выходы, и два акцента у Канавинского моста и у Зеленского съезда. Все закономерно сделано: центр из трех элементов, потом протяженные одноэтажные части. Их завершение надо как-то отметить. Кроме того, вся композиция закоординирована с противоположной частью улицы, чтобы отвечать каким-то определенным осям.

И эти крайние павильоны будут влиять на что-то, только когда вы на пароходе или лодке подойдете очень близко. Вот тогда они станут большими. А с дальних точек они не будут влиять на панораму набережной. Учтите еще, что расстояние между ними – более полукилометра.

- В чем же тогда конфликт?

- У меня две версии. Возможно, когда мы докладывали о проекте, депутаты не услышали об этих крайних павильонах, а кто-то обронил, имея в виду небольшие павильоны-выходы из центра: «Да они не больше телефонной будки». И у депутатов это отложилось в памяти.

Вторая версия. Просто проект не хотят принять, возможно, по каким-то личным причинам. Когда мы переводили эту зону из рекреационной в деловую, Олег Валентинович Сорокин уже тогда возражал. Говорил: «Это же набережная, да зачем вам туда…» То есть было нежелание принимать проект в целом.

Теперь нам говорят, чтобы мы срезали один этаж. Ну, не хочу я его срезать! Пройдены все согласования. Заказчик хотел еще выше эти павильоны сделать. Мы убедили, что не надо. Мы изначально и не представляли более высоких конструкций. При этом павильон у Зеленского съезда нам урезали по длине. Он стал короче.

- Есть и другие возражения. Например, Воронков считает, что не очень хорошо смотрятся вентиляционные шахты на крыше центра.

- Они полметра всего. Со стеклянным колпаком будут возвышаться примерно на метр.

- А зона паводка…

- Мы предупреждали заказчика, что 72-я отметка заливается четыре раза в сто лет. Он считает, что ничего страшного. О паводке будет известно заранее, люди будут эвакуированы, все ценные вещи убраны. Здание затопляется, потом оно очищается, ремонтируется, приводится в порядок. Заказчик идет на определенные убытки сознательно. А я могу сказать, что Питер не однажды заливало, город до сих пор живет под этой угрозой, и ничего страшного в этом нет.

- А если прорвет плотину ГЭС?

- Все здания, что находятся на Рождественской, точно под такой же угрозой. И случись такая катастрофа, волна же не за секунды дойдет, не появится молниеносно. Эвакуацию можно будет провести. Главное, чтобы оповещение нормально сработало. А погибнуть можно будет и на улице.

- А как соотносится торговый центр с портом?

- Вам приходилось здесь гулять? Вы наблюдали когда-нибудь столпотворение?

- Летом, когда пристает теплоход, народу довольно много. И речное судоходство, вероятно, со временем станет интенсивней…

- С ВОРПом все согласовано, и никаких проблем нет. Пароходство знает, на что идет. Не мне судить о том, как они будут развиваться.

- Хорошо, а что с парковкой? Она появится не за счет сужения проезжей части?

- Нет. Мы заходим ближе к реке.

- То есть верхнюю часть набережной мы у пешеходов отбираем и заставляем ее автотранспортом?

- Мы наоборот даем эспланаду для движения. Расширяем улицу за счет крыши, по которой и будут ходить пешеходы.

- Неужели вам кажется, что этот высокий павильон вписывается в старую архитектуру? Стекло и бетон?

- Павильончики мы сейчас детализировали, там будет разное стекло. Полированное и матовое. И будут ребра. Под стиль речного вокзала, который имеет белые гладкие поверхности, стекло и кое-где какие-то детали из металла. И все. Мы сделали то же самое. Потому что считаем – это единая часть, и развили тематику от основного объема.

Воронков на нас сердится, потому что он не присутствует на заседаниях тех маленьких советов, которые проводит главный архитектор области. Там собираются 5-7 человек и мутузят друг друга. За всякие архитектурные дела.

- Так, может, имеет смысл подобные проекты выносить на суд общественности?

- А общественные слушания застройщик проводил. С населением.

- С кем? Там же никто не живет.

- Не знаю, но те обсуждения, которые положены, были проведены.

Официально…

Олег Сорокин, председатель комиссии Думы Нижнего Новгорода по развитию города, строительству и архитектуре.

- Нижневолжская набережная – одна из самых ответственных в градостроительном плане территорий. Это исторический центр Нижнего Новгорода, это видовые точки не только с берега, но и с воды. Поэтому к тому проекту застройки, который был предложен, депутаты отнеслись весьма скептически. И опасения эти были не случайны – застройщик слишком вольно отнесся к тому, что Дума пошла ему навстречу. В итоге был грубейшим образом нарушен найденный архитектурный компромисс. Ведь ранее были даны гарантии, что верхние отметки сооружений не будут превышать уровень проезжей части. На сегодняшний день мы видим совершенно иную ситуацию: появился ряд сооружений, высотные характеристики которых наносят существенный урон всему историческому архитектурному ансамблю как со стороны реки, так и со стороны улицы. Было принято решение, что этот проект рассмотрит специально созданная комиссия. Будет проведена дополнительная экспертиза проекта с точки зрения сохранения историко-культурного наследия. Как практикующий застройщик могу сказать, что те изменения, на которых мы настаиваем, не могут нанести объекту значительного ущерба.

- А что вы думаете по поводу возобновления практики публичных обсуждений подобных проектов?

- Думаю, что мы еще это обсудим на комиссии.

Олег ХРУСТАЛЕВ, МК в Нижнем

Источник: МК в Нижнем
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и
нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Нет комментариев.